ставки на спорт сегодня бесплатно

Rebug или darknet hydraruzxpnew4af

чупс с коноплей

Чупа чупс с марихуаной. Save my name, email, and website in this browser for the next time I comment. Фото denverpost. Амстердам, Нидерланды. Шоппинг. Вопрос. Скажите пожалуйста, можно ли, в качестве сувенира, привезти в Москву печенье с марихуаной? Чупа-Чупс с коноплёй. В автомобильном пункте пропуска «Брест» 10 ноября пограничный наряд в ходе выборочного контроля остановил автомобиль.

Чупс с коноплей

Приобрести Подробнее 600,00. Приобрести Подробнее 125,00. Приобрести Подробнее 815,00. Подробнее 1 350,00. Веб магазин косметики.

Купить Подробнее 600,00. Brasmatic 063 30-43-575 тестера косметики, пробники косметики и парфюмерии Добро пожаловать в интернет магазин косметики. Приобрести Подробнее 300,00. Приобрести Подробнее 125,00. Приобрести Подробнее 300,00.

Чупс с коноплей как в браузере тор отправить фото чупс с коноплей

КАК НАСТРОИТЬ ТОР БРАУЗЕР В КИТАЕ HIDRA

Приобрести Подробнее 25,00. Brasmatic 063 30-43-575 тестера косметики, пробники косметики и парфюмерии корзине: 0 На сумму: 00,00 грн. Приобрести Подробнее 125,00. Brasmatic 063 30-43-575 тестера косметики, пробники косметики и парфюмерии с пн сумму: 00,00 грн.

Купить Подробнее 125,00. Приобрести Подробнее 600,00. Приобрести Подробнее 25,00. Приобрести Подробнее 600,00. Приобрести Подробнее 300,00.

Чупс с коноплей продажа оружия в браузере тор hudra

пробуем зарубежные сладости/шоколад с марихуаной

САМЫЙ КАЧЕСТВЕННЫЙ СОРТ МАРИХУАНЫ

Приобрести Подробнее 815,00. Приобрести Подробнее 25,00. Приобрести Подробнее 815,00. Веб магазин косметики, 400 грн Время 304-35-75 Товаров в с пн сумму: 00,00 грн. Brasmatic 063 30-43-575 066 78-30-263 063 косметики и парфюмерии корзине: 0 На интернет магазин косметики.

Горизонт на несколько миль вокруг был чист — ни 1-го судна либо паруса. Только нескончаемые ровненькие полосы волн, степенно передвигавшихся с юга на север… Запланированный отдых удался. Прошлый член совета директоров компании «Берег» Валерий Григорьевич Костин вышел в море на «Артемиде» и провел несколько дней в полнейшем одиночестве.

Ни родственников, ни дам легкого поведения, ни деловых встреч, ни звонков, ни совещаний. Лишь безграничное теплое море, легкий бриз, чайки и красивая солнечная погода. За время отдыха он забеспокоился только в один прекрасный момент, когда к яхте подошел сторожевой катер.

Старший на борту — высочайший офицер с загорелым лицом — сначала повел себя достаточно напористо и бесцеремонно. Меж катером и новой яхтой оставалось наименее 1-го кабельтова, и офицер крикнул в мегафон: — Какого черта вы делаете в нейтральных водах?!

Хоть какого другого деяния пограничников наверное бы смутили. Но Костин был не из трусливых — лениво потянувшись, он спустился вниз. А возвратившись на палубу с некий бумагой, расслабленно встал у лееров и принялся ожидать. Не услышав ответа, офицер-пограничник подвел катер вплотную к борту моторной яхты; пара матросов занялась швартовкой, трое остальных с орудием заняли позиции на площадке ходовой рубки.

Вышедший навстречу владелец яхты сунул ему под нос квадратный лист бумаги, увенчанный изображением Муниципального герба Русской Федерации и несколькими колоритными печатями. Ознакомившись с текстом, офицер сник и, возвращая документ, произнес: — Прошу прощения, государь Костин.

Я не знал, что у вас имеется разрешение, подписанное министром обороны. Но ведь оно подписано год назад… — Разрешение не имеет срока деяния, — серьезным голосом напомнил Валерий Григорьевич. Прошу прощения, — повторял офицер, медлительно отступая к борту. В один момент спохватившись, он быстро заговорил: — Да, государь Костин!

Час назад я получил сообщение из метеоцентра. Плотный туман и осадки. Но все равно будьте осторожнее. Хитроумный план был им сверстан издавна, и следовало действовать. К вечеру погода и впрямь начала портиться. Небо затянуло сероватыми тучами, начал моросить дождик, видимость усугубилась до одной мили. Ветер, правда, не усилился, и волны не превосходили полутора-двух метров. Ее владелец спешно собирался покинуть борт.

Накачав электрическим насосом маленькую резиновую шлюпку, он спустил ее на воду, предварительно закрепив фал за леера. Погрузил на борт шлюпки маленький бензиновый движок, пару весел и флягу с пресной водой. Потом заглянул в надстройку… Снутри все было подготовлено. На столе «красовались» остатки ужина с богатым ассортиментом спиртного; меж тарелками лежал мобильный телефон. На диванчике валялась разбросанная одежда, в углу работала телевизионная панель.

Все смотрелось так, как будто изрядно выпив и закусив, владелец яхты решил искупаться и… не возвратился. Пройдясь по судну, Костин избавил крайние следы собственного бегства, застопорил дизель, сбросил в воду носовой якорь и прихватил завернутый в целлофан тугой сверток. Перемахнув через леерное огораживание, он уселся в шлюпку, установил на ее корму движок и, запустив его, повернул на север — в сторону наиблежайшего мыса… Мощности крохотного мотора очевидно не хватало, но, подгоняемая южным ветром, шлюпка все же медлительно продвигалась к берегу.

Сгорбившись, Костин посиживал на корме и вдумчиво глядел в белесую дымку. Кое-где далековато за данной нам дымкой высились крымские горы. Ему необходимо было подойти к ним незаметно — так, чтоб ни одна живая душа не лицезрела его живым и здоровым. Потом также незаметно дойти до авто трассы, изловить машинку и доехать до наиблежайшего жд вокзала. Качавшаяся на волнах «Артемида» издавна исчезла из виду. А ее владелец даже ни разу не обернулся.

Яхта, равно как и все с ней связанное, отныне остались в прошедшем. Впереди его ожидала новенькая жизнь. Он обмыслил все. Не так издавна, будучи директором Новорубинской строительной компании «Берег», Валерий Григорьевич попробовал «увести» из компании шестнадцать миллионов евро. Не вышло. Давний компаньон, обладатель и председатель совета директоров Владимир Броневич, пронюхал о его планах и… в общем, рассчитал и востребовал исчезнуть навсегда. Костин вправду исчез из Новорубинска и на некое время залег на дно — благо скопленного капитала хватило бы до конца жизни, но… Костин обид не прощал.

Пришлось изрядно потрудиться, чтоб изобрести хитроумную комбинацию, реализация которой дозволила бы не лишь отомстить за унижение, но и прилично обогатиться. Имитация несчастного варианта и бегство с своей яхты стали первым пт в выполнении загаданного плана. Утопление — достаточно унылый и тихий процесс. Увидеть с берега тонущего человека не так просто. Тем наиболее, ежели он находится далековато.

Инстинктивно человек делает множество излишних движений, пытаясь остаться на поверхности воды, а из-за нехватки воздуха теряет способность позвать на помощь. Так что задумка Валерия Григорьевича вполне удалась. Плюхнулся он с яхты, типо разгоряченный алкоголем, а обратно не выплыл. Сил не хватило биться с волнами. Либо судорогой свело мускулы — гадай сейчас, что случилось. Наименее чем за полтора часа Костин достиг крымского берега, утопил под горой шлюпку с причиндалами, облачился в сухую одежку и направился к пролегавшей недалеко трассе… Путь пролегал через сосновый лес.

Левее, метрах в семистах, находился шикарный двуэтажный дом, где пребывал изгнанный из Новорубинска Костин. Дом был в совместном владении Костина и Броневича, ведь когда-то они прочно дружили и все разделяли пополам. И это комфортное жилье, нежно именуемое «хижиной», они выстроили совместно восемь лет назад в чрезвычайно успешном и красочном местечке: слева сосновый лес, справа величественные горы, прямо перед домом берег моря с причалом и своим пляжем… Через некое время он стоял у кассы жд вокзала; юная девушка-кассир, кратко взглянув на фотографию поддельного паспорта, оформляла ему билет в купейный вагон скорого пассажирского поезда.

Спрятав документы в кармашек, Костин обернулся по сторонам и направился на 2-ой этаж, где располагалось кафе. Удерживаемая носовым якорем, она тихо покачивалась на волнах. Погода к этому моменту наладилась, и мимо то и дело проходили маломерные суда. Кто-то заинтересовался одиноким судном, очень долго стоявшим на рейде, окликнул владельца. Никто не ответил. Скоро подошел спасательный катер, чуток позднее прибыла оперативная группа… Поиски пропавшего Костина продолжались несколько суток, и очевидно, фуррором не увенчались.

Перебрал с алкоголем, решил искупаться. Куча пустых бутылок, закуска, опущенная купальная платформа… — Согласен, — буркнул его сотрудник. Повода возбуждать уголовное дело не вижу… Причина катастрофы была очевидна, и следствие продолжалось недолго. А спустя некое время известие о нелепой смерти Валерия Костина донеслась и до Новорубинска.

Глава 1-ая Русская Федерация; Новорубинск Некое время назад Капитан Кармазин издавна и хорошо знал командира батальона подполковника Броневича. Знал и доверял, поэтому что лишь Броневич каким-то немыслимым методом добывал в вышестоящих штабах разведданные о шедших караванах из ущелий примыкающей Грузии. Почаще всего бока трудолюбивых мулов и лошадок натирали мешки с сушеной коноплей, а поточнее, с самыми ценными — верхними частями этого растения — измельченными в строго определенной пропорции шишками и листьями.

Случалось, что караваны перевозили орудие, боеприпасы, средства связи и медикаменты. Два раза группе Кармазина удавалось подстеречь и убить тамошние «посылки» для чеченских амиров. Одна была полна орудия, боеприпасов и взрывчатки; иная состояла из конопли и медикаментов. Представители остальных видов разведки часто подводили, выдавая устаревшие сведения. И тогда злой и вялый Кармазин ворачивался на базу ни с чем.

Крайняя операция началась опосля еще одного известия от Броневича — стало быть, появлялась надежда на успешный финал многодневной охоты. Стало быть, вновь еще одна посылка с орудием либо ужасным зельем, туманящим мозги молодежи и позволяющим чеченским амирам добывать огромные средства, не дойдет до адресата. И вот он, долгожданный миг — один из бойцов передового дозора наконец-то просигналил: «Внимание!

Вижу цель». Бойцы мгновенно приготовились к бою. Воевать капитан Кармазин умел. При этом не по тем правилам и канонам, что преподавали в академиях. В чеченских горах и лесах они срабатывали изредка — полевые командиры бандформирований придерживались собственных устоев, собственных способов ведения войны. Поэтому и приходилось обучаться поновой, производить новейшие тактические приемы.

Два снайпера расположились на маленьких возвышениях по обеим сторонам тропы. Двум бойцам капитан отдал приказ занять позиции чуток далее, чтоб стукнуть с тыла и отрезать каравану путь к отступлению. Другие растворились в «зеленке». Рядом с командиром остался только Толик Игнатьев, а чуток левее залег молодой лейтенант Павлов — новобранец отряда, беспрестанно отодвигавший мешавшую ветку.

Ничего… Десяток-другой выходов, и станет таковым же, как все». Сколько уж схожих засад было скооперировано им за время службы на Кавказе! Крошил со своими молодцами банды, отслеживал главарей бандитских формирований, громил такие же караваны… В основном хорошо обмысленные операции проходили удачно — в конце концов, и сам Кармазин был хорошим специалистом, и мужчин отбирал в свое подразделение не с улицы.

Но случались и осечки. Изредка, но случались. На данный момент, по его убеждению, все обязано было срастись. В конце концов, в плотных зарослях мелькнула чья-то тень, спустя несколько секунд на тропе нарисовался сутуловатый кавказец. Тяжело дыша, он озирался и неуклюже переставлял длинноватые ноги. За ним, вровень с первым мулом, осторожно продвигался иной — чуток молодее, пониже ростом и половчее. Следом один за остальным из-за поворота, огибавшего поваленное дерево, появлялись навьюченные животные и сопровождавшие их вооруженные люди… До заблаговременно обозначенного Кармазиным рубежа — угловатого камня, вросшего в землю среди лесной проплешины, оставалось мало.

На данный момент тощий мужчина, возглавлявший караван, поравняется с ним и… — Давай, дрищ, давай, — нежно поглаживал пальцем спусковой крючок капитан. Восемь… Но не дойдя 2-ух метров до собственной погибели, тот вдруг обернулся и встал. Рука нетерпеливо скользнула за пазуху, потянула из кармашка пачку сигарет.

А к поляне уже подступали остальные вооруженные боевики, парочка из которых расторопно шмыгнула в кустики — обязано быть, осмотреть прилегавшую местность. 1-ый выстрел Кармазина должен был послужить сигналом для других бойцов группы. Караван рубежа не достиг — старший объявил привал. Сейчас медлить нельзя: ежели конвой разбредется в стороны от тропы, то задачка многократно усложнится. Уже на данный момент капитана волновали те молодцы, что пропали из поля зрения.

Он кратко посмотрел на Игнатьева, занимавшего хорошую позицию справа. Тот сообразил командира без слов и, неприметно кивнув, уполз в «зеленку». А вот слева один Павлов. Кто же знал, что они решат здесь устроить перекур! Зато юный лейтенант, смекнув о причине беспокойства командира, впору подсуетился. Пора и ему доверять в суровых моментах».

Лежа на полу, он несколько секунд глазел в черный потолок, тяжело дышал и силился осознать, где находится. Кармазин был дома — в собственной умеренной квартирке, оставшейся от родителей, на окраине Новорубинска. За окном мрачно, светящиеся зеленоватые числа на часах демонстрируют половину 4-ого. Означает, скоро рассвет. К Станиславу издавна привязалась привычка пробуждаться ночкой через каждые два часа. В мирной жизни это страшно раздражало, поэтому что, в один момент возвратившись из сладкого небытия, снова уснуть было очень трудно: он лежал, ворочался, гнал прочь томные мысли о трудной судьбе и неизменности смерти… Зато в горах Кавказа внутренний будильник не раз выручал.

Фактически, там эта привычка и возникла. За исключением особо скрытых миссий, его группа передвигалась в светлое время; часиков в девять вечера выбирали место для ночлега, разбивали бивак, ужинали и около 10 отбивались. Таковым образом, 1-ая смена дозоров постоянно происходила в полночь, 2-ая в два.

В четыре, ежели предстояло топать далее — поднималась вся группа; ежели по плану торчали на месте — дозор изменялся еще разок, другие спали до 6 Голова опосля выпитой вечерком водки была томная, в висках стучало, во рту пересохло. С трудом поднявшись, он направился на кухню. Не смотря достав бутылку минералки, Кармазин навечно припал к ее горлышку… Проклятый сон, заполненный живыми воспоминаниями о чеченской войне, волновал изредка.

Но, как говорится, изредка да метко — рисунки и деяния являлись с таковой реалистичностью, что выматывали по полной. Как будто поновой ворачивался в то время и в ту местность. Как правило, это случалось накануне принципиальных событий, являясь апофеозом внутренних треволнений. Днем предстояло ехать в центральный кабинет компании, куда Кармазин пробовал устроиться на работу.

Компания небедная: бомжей, алкашей и проходимцев с улицы не берут. Имеет автопарк грузовых «газелей» и занимается перевозкой крупногабаритных грузов: мебели, холодильников, техники… В общем, всего того, что не помещается в обыденную легковушку. У Стаса было всепригодное водительское удостоверение — со всеми категориями.

Позвонив накануне в кабинет, он долго отвечал на вопросцы менеджера по кадрам, пока не получил добро прибыть на очное собеседование и предварительное ознакомление с контрактом. Вдоволь напившись, он подошел к окну с видом на обшарпанную кирпичную стенку примыкающего дома и агентство ритуальных услуг. Ночкой слева горел единственный желтоватый фонарь, освещавший проход меж домами.

В проходе не было ни души. Город спал. В запасе оставалось пара часов. Необходимо было отдохнуть и встать относительно свежайшим. Маленькая группа Кармазина слаженно и за полминуты ухлопала практически всех людей Мансура. Тот сходу понял: на крохотной полянке его караван столкнулся с реальными охотниками-профессионалами. Сам он так и остался лежать под ветвями огромного кустика, сжимая в одной руке автомат, а в иной портативную рацию, время от времени издававшую неприятное шипение.

Не сделав ни одного выстрела, практически не двигаясь, чтобы не найти себя, хитрецкий чеченец только осторожно осматривался да истеричным шепотом поторапливал по радио Араба. Его отряд двигался по тому же маршруту опосля отдыха и переформирования в Панкийском ущелье. В конце концов запоздавший отряд Араба подошел. Он возник в тот момент, когда стрельба утихла, а Мансур следил из-под кустика за неправильными, решившими обследовать поляну и убедиться в смерти караванного конвоя.

Да, Араб был мастером схожих композиций. Долголетнее роль в войне, которую он начал рядовым воином у Бараева; бесчисленные вылазки, налеты, теракты, засады на дорогах… Все это в итоге сложилось в большой боевой опыт удачливого полевого командира.

Сейчас его умению организовывать сложные операции мог бы позавидовать хоть какой выпускник Русской академии Генерального штаба. Люди Араба возникли нежданно и сходу обрушили шквал огня на четырех российских бойцов, которые обследовали поляну. Эти четыре погибли сходу. Следом моджахеды подавили огонь 2-ух спецназовцев, оказавшихся сзади каравана. Остатки группы Кармазина приняли бой. Занимая выгодную позицию, они отвечали маленькими очередями из автоматического орудия и снайперских винтовок и тоже изрядно потрепали отряд Араба.

Его моджахеды напирали с южной стороны; не жалея патронов, давили; пробовали обойти поляну по скальным уступам и взять спецназовцев в клещи. Но те отчаянно отстреливались. Скоро и с той и с иной стороны в ход отправь гранаты. Схватка угрожала стать затяжной… Но все решил крайний воин Мансура. Тот самый, что был послан им в сторону от тропы — осмотреть местность. Конкретно его находчивость и решила финал поединка на дне лесистого глубочайшего ущелья.

Впереди его ожидали скудный завтрак, недлинные сборы и забитая автотранспортом дорога до компании, в которую он намеревался устроиться водителем. У выхода из квартиры он тормознул, уставившись на ключи от кара, лежавшие в коридоре на тумбочке. В крови наверное оставался алкоголь, да и запашок опосля вчерашней пьянки был изрядный. Но на миг представив, как в троллейбус нахлынет приличная масса людей, презирающих пешие прогулки и не накопивших средств на личный транспорт, как сомнет, сплющит, утрамбует, обнимет, Стас решительно сгреб связку ключей и вышел в подъезд… Вообще-то он надеялся на то, что собеседование станет обычной формальностью.

С какой стати ему будут трепать нервишки и задавать сложные вопросцы из институтской программы? В его воображении собеседование обязано было смотреться приблизительно так: начальник отдела кадров вызовет старенького усатого шоферюгу. Тот спросит, как работает движок внутреннего сгорания; Стас, естественно же, красочно обрисует его устройство.

Опосля что кадровик скажет: — Опишите степень собственной адекватности. Громко заиграют фанфары, ему выдадут грузовой кар, и на последующий день он отправится развозить счастливым гражданам мебель, газовые плиты и холодильники… В назначенное время Кармазин посиживал на комфортном стуле в кабинете роскошного кабинета. Посиживал и скучал. Правильно говорят: в море человек мучается от жажды, а в многолюдном кабинете — от одиночества.

В кабинете был изготовлен свежайший ремонт: белые жалюзи на окнах, глянцевый натяжной потолок с колоритными светильниками, на полу прекрасная плитка; новая офисная мебель. По стенкам висели плакаты с фото сверкавших лаком грузовых каров и оптимистичными лозунгами типа: «Воспользуйтесь услугами нашей компании, и ваш груз будет доставлен в целости и в срок!

Вообщем, Станиславу было не до плакатов и лозунгов — он держал в руках типовой договор и старался дышать в сторону от менеджера по кадрам, которым оказалась холеная девица в белоснежной блузке. Сзади Кармазина на стульчике дожидался собственной очереди мужчина лет 30 в потрепанном костюмчике русского интеллигента. Он был низкого роста, щупл и ровно подстрижен; верхнюю часть лица «украшали» очки в узкой оправе.

Он прошел собеседование ранее и сейчас, возможно, ждал итог. Сейчас Кармазин был чисто выбрит, причесан, одет в единственный солидный костюмчик, и его наружность вполне соответствовала лоску и новизне кабинета, выдержанного в бело-синих тонах. В особенности во наружном прикиде выделялись его часы — реальный швейцарский шедевр, некогда подаренный его заместителем — старшим лейтенантом Труниловым.

Металлической водонепроницаемый корпус, выпуклое сапфировое стекло, наличие сложных функций, лунный календарь, автоматический механизм с сертификатом хронометра, ограниченная серия и остальные приблуды. Да, наружность ему подправить удалось, но выброс опосля вчерашнего остался солидный. В общем, он знакомился с критериями, а в угнетенном этанолом мозге складывались эпические картинки… Собеседование началось с анкеты, которую вручила девушка-менеджер.

Заполняйте либо покиньте кабинет, — так же вежливо ответила она. На ее блузке висел бейдж, на нем было написано имя — Елизавета. Нужно было покопаться в истории своей жизни, извлечь из нее и зафиксировать на бумаге менее небезопасные повороты… Покончив с анкетой, он принялся учить контракт… — Прочитали? С критериями согласны? Лицо девушки с нитками выщипанных бровей и жирно накрашенными ресничками его не интересовало — уж очень отчетливо на нем написано презрение ко всему населению земли.

Девица была заурядной представительницей тупых офисных стерв. Длинноватые ноги, глаза по пятаку, губы бантиком, сиськи 4-ого размера. И юбка из папиного галстука. Кармазину отлично известен данный типаж: запредельный ЧСВ чувство своей значимости , диплом платного отделения усть-козлоярского экономического института и патологический синдромом вершительниц человечьих судеб.

Таковая родную маму не пожалеет ради того, чтоб трахнуться с местным боссом. А позже, пользуясь доступом к начальственному телу, убьет всех его противников. Но начнет, естественно, со собственных. А вот о этом распространяться не стоит. Во-1-х, принадлежность к достаточно редкой профессии может разрушить трудоустройству. Во-2-х, он давал подписку о неразглашении скрытой инфы, связанной с предшествующей специальностью.

Решил именовать крайнее место работы — там ничего секретного не было. Стас поглядел на свою трудовую книгу, к которой мадам даже не притронулась. И нагло соврал: — Около 10 лет. Сиим словечкам не мешали ни разбитые губки, ни сочившаяся солоноватая кровь, которую поминутно приходилось сплевывать.

Да что от их было проку?.. Материться следовало ранее, когда готовил и натаскивал прибывшую из училища молодежь. Не достаточно готовил и натаскивал. Недостаточно был строг и требователен. Изредка наказывал. А таковых, как Павлов, нужно было не наказывать, а гнать в три шейки из спецназа. Вообщем, сейчас поздно горевать.

Сейчас отлично бы помолиться за спасение либо уповать на фортуну, на счастливый вариант. Но надежд на чудеса становилось все меньше и меньше. 3-х выживших бойцов куда-то вели по скользкой пыльной тропе. Руки их надежно скручивала длинноватая веревка, образующая единую связку; глаза закрывали плотные повязки. Ноги для самостоятельного передвижения оставались свободны, да от этого легче не становилось.

Первым в связке, спотыкаясь, шел капитан, вторым шагал его заместитель Толик, замыкающим плелся юный Павлов. Не много, ежели рассчитывать на благополучный финал. Но и не не много, для того чтоб попортить «ченам» настроение. Втроем они еще поспорили бы с бандой. Ох, как поспорили, ежели бы не слабак Павлов! Признаться, капитан посчитал его убитым, когда тот, нырнув в заросли за ушедшим в сторону от тропы бандитом, навечно пропал из виду.

Лучше бы его там убили! Грех так рассуждать, но… мальчик оказался жив. Не много того, бандит обезоружил лейтенанта и, прячась за обмякшим телом, выволок из кустарника, приставив к горлу длиннющий клинок. Вот тогда, увидев бешеные от ужаса и полные мучения глаза юного подчиненного, Станислав и хрястнул с досады своим автоматом о камень. Потом медлительно встал, подняв руки.

Встал и Толик. А раненый Димка подняться не сумел. Полное отсутствие прав компенсировалось высочайшей степенью ответственности. Договор практически пестрил жирным курсивом, коим были обозначены различные запретительные меры и строгие кары за их нарушения. Такие слова и фразы, как «штраф», «запрещено», «подлежит административному наказанию», «работник несет ответственность», «покрывает убытки за простой» и тому схожее — встречались на каждой страничке по 10-ку раз.

Когда Кармазин завершил ознакомление с суровым документом, то захотел спросить Елизавету: «А не должен ли я отправиться в Южную Америку собирать сладкий тростник и знать наизусть песню негров из «Рабыни Изауры»?.. Тактично умолчав о неграх, он произнес другое: — Есть несколько вопросцев. Смотря в монитор, женщина высокомерно улыбается: — И что же неявного в этом пункте?

Мы открываем счет в партнерском банке каждому, кто устраивается в нашу компанию. Ежели вы нам подойдете, то через две недельки опосля дизайна для вас выдадут банковскую карту. Тогда крайний вопросец. Но, представим, я не желал бы, чтоб мое бренное тело опосля погибели хоронили черт-те где. Неуж-то нельзя доставить его в Новорубинск? Но ежели это произойдет далее, то извините — будете захоронены там, где нарушили Правила дорожного движения.

А ежели нарушу не я? Либо вы не в курсе, сколько по нашим дорогам на данный момент разъезжает чокнутых придурков? Как досадно бы это не звучало, это правила нашей компании. И как нередко у вас гибнут люди? Но не почаще, чем в остальных компаниях… Тоска брала от таковых дискуссий. Хотелось помереть где-нибудь посреди звезд на космическом корабле, но он осознавал, что сдохнуть придется на данной маленькой планете посреди идиотов… Глубокую философскую мысль прервал показавшийся в кабинете мужчина.

Вошел он по — хозяйски — решительно и без стука, опосля чего же прямиком направился к столу Елизаветы. Та, завидев его, подпрыгнула как ужаленная, растянула в подобострастной улыбочке губы и ангельским голоском сказала: — Здрасти, Сергей Вадимович.

Чрезвычайно рада вас созидать. Кармазин молча взирал на вошедшего. Сорокалетний мужчина был высочайшим и грузным, с лощеным белокожим лицом, покрытым реденькой и достаточно неприятной на вид бороденкой. Одет он был в дорогой костюмчик, на груди тоже мотался бейдж, но надписи Стас не рассмотрел. Услышав этот вопросец, капитан сжался и почуял неладное. Тем временем Сергей Вадимович распрямился, потянул носом воздух и, покрутив головой, поглядел на Кармазина.

Лиза, в общем, так… того оформляй, — кивнул Сергей Вадимович на очкарика. Уж очень много надежд он связывал с профессией водителя в той проклятой компании, из которой его лишь что вежливо турнули. И даже незначительно привык к той мысли, что со дня на день начнет заниматься извозом крупногабаритных грузов, что все в его жизни наладится и не придется скитаться в поисках временной халтуры. Ведь средств в кармашке оставалось ровно на одну попойку в ресторане на перекрестке Осенней и Затонской.

Ну, может быть, еще на поход в магазин за продуктами. А что делать дальше?.. Припарковав старенький «Форд» на обычном месте, он вошел в подъезд собственного дома, поднялся по лестнице на подходящий этаж. Провернув в замке ключ, вошел в квартиру, доставшуюся ему от родителей. Папа по профессии был строительным инженером и получил это жилище, когда ему ударило 30. Погиб он в относительно юном возрасте, прожив в этом новом на тот момент доме всего семь лет.

Мать дожила до шестидесяти. Разувшись, Станислав прошел на кухню и включил электрический чайник. Утомилось опустившись на стул, обвел взором умеренную обстановку прихожей и кухни… Он никогда не был приверженцем роскоши. Даже когда наезжал сюда в отпуска из «горячих точек», имея на кармашке солидные средства, предпочитал растрачивать их с разумом, а не на дорогие вещи.

К примеру, купил для матери автоматическую стиральную машинку, так как древняя русская начала барахлить, да и требовала для обслуживания много усилий. В иной раз уговорил, когда мать пожаловалась на боли в желудке, положил ее в клинику на обследование, а потом оплатил драгоценное исцеление. Крайним вложением была подмена окон и двери на лоджию — расторопные ребята за пару дней демонтировали рассохшиеся древесные и поставили современные пластмассовые.

Сделав чай, он прошел в зал и уселся в старенькое, но комфортное кресло. Пить горячий напиток не спешил — посиживал, положив голову на высшую спинку, и вспоминал… Еще до его рождения папа с матерью на пару лет уехали в Мурманскую область с точной целью: заработать на роскошную машинку — «ЗАЗ », именовавшийся в народе «горбатый Запорожец».

В маленьком городе на берегу Белоснежного моря отец без труда отыскал работу по специальности, мать устроилась в библиотеку. Им выделили комнату в двуэтажном доме. Из обстановки в ней была лишь подслеповатая лампочка, видавший виды кухонный стол да одна табуретка. Сложив в углу свои пожитки, они бросили в центре комнаты матрац и затеяли домашний совет, так как следовало налаживать быт, ведь жить здесь предстояло два года.

Опосля жарких дебатов министра экономики с министром денег было принято последующее решение: на обстановку и остальные нужные в быту вещи растрачивать в месяц не наиболее 100 рублей. 100 50 откладывать на сберкнижку, остальное — на питание. Набросали план покупок. В 1-ый месяц следовало приобрести кровать и посуду. В последующий — платяной шкаф, стол и полку для книжек.

В 3-ий — шкаф для посуды, стулья и ковер. Дальше следовали: стиральная машинка, столовый сервиз, газовая плита заместо убогой электроплитки, настенные часы. А завершали длиннющий перечень люстра с радиоприемником. Принеся домой первую зарплату, папа уехал на пару дней в командировку. А возвратившись, увидел, что заместо кровати и посуды мать успела приобрести и привезти стиральную машинку, сковороду, кастрюлю, две ложки и… радиолу с пластинками.

На тарелки, по ее словам, уже не хватило — предел в обозначенные 100 рублей был исчерпан. Сначала папа был чрезвычайно удивлен. А кровать, а посуда?.. И тогда мать выдала свою коронную фразу, опосля которой у папы кончались все аргументы: — Считай, что я тебя уговорила. А когда в пустой полутемной комнате заиграла музыка, доносимая радиоволнами с «далекого материка», папа и совсем размяк и заулыбался. В жилье практически ничего нет — одна сковородка с парой ложек.

Но зато есть роскошные штуки, резко повышающие качество жизни: стиральная машинка и радиола. Что умопомрачительно, соседи по двуэтажному дому смотрели на их компанию быта с презрительным удивлением и крутили пальцем у виска: что за легкомыслие — на полу, но с музыкой!

А меж тем, из соседских комнат доносилась ругань, а из комнаты родителей Стаса — джаз. Почему-либо Станислав запомнил эту незамудреную историю на всю жизнь и так же постоянно старался перепрыгнуть через «ковры, кровати и столы». Перепрыгнуть и сходу прикупить «радиолу». Просто в некий момент он понял: жизнь очень коротка и необходимо поступать не как написано в серьезном плане, а так, как пожелает душа.

Конкретно потому в 2-ух комнатах доставшейся от родителей квартиры стояла древняя мебель, но имелись две роскошные плазменные панели и новый музыкальный центр. В ванной комнате обитали хорошая стиральная машинка и душевая кабина с парогенератором. На кухне был полный набор современной техники: высоченный шведский холодильник, микроволновая печь, итальянская кофе-машина, мультиварка… Кстати, свою мечту его предки все-же воплотили в жизнь — проработав в Мурманской области ровно два года, приобрели «горбатого Запорожца» и возвратились в Новорубинск, где скоро родился Станислав.

А позже вся семья еще 10 лет ездила на данной нам машине в Крым, Сочи и Абхазию. Глава 2-ая Русская Федерация; Новорубинск Некое время назад Опосля окончания 2-ой чеченской кампании Кармазин прослужил в спецназе около 2-ух лет. По должности продвинулся самую малость, став командиром учебной роты; майора так и не дождался. Да и вообщем, вновь окунувшись в мирную жизнь, вдруг сообразил одну простую истину: истинные вояки нашему государству необходимы только до тех пор, пока кое-где есть «горячие точки».

А ежели все тихо и ровно, чиновники и депутаты про военных предпочитают не вспоминать. Наружность у Кармазина была самой обыкновенной, ежели не считать роста под два метра, широких плеч, накаченных мускул и веса в 100 20 кг.

Тем не наименее, лишне высочайшим его никто не считал — почаще называли не малым. Обычное открытое лицо, как правило, с двухнедельной щетиной; зачесанные назад черные волосы, незначительно смугловатая кожа и усталый взор черных коричневых глаз. Уволившись из армии, он полгода прожил в столице, снимая комнату у зловредной старушки — пробовал отыскать работу и начать нормальную гражданскую жизнь.

Не вышло. Во-1-х, жутко донимала старушка — хозяйка квартиры. Она была одинокой, мачалась приступами любопытства, не имела ни деток, ни внуков и, по-видимому, решила наверстать упущенное, по полной програмке воспитывая Станислава. На кухне она повсевременно делала ему неповторимые замечания — мол, а вот я в блинчики постоянно щепотку соды кладу. Вообще-то байховый чай необходимо заваривать в особом заварничке. Макароны, сынок, не необходимо подсаливать, и почему ты их варишь в воде, а не в грибном бульоне?

Я здесь поставила опять на огонь твое яйцо, а то ты его рано с плиты снял — оно у тебя еще не прожарено. Одному богу понятно, сколько раз Кармазину хотелось отдать ей по башке сковородой, чтоб она не вмешивалась. Старушенция постоянно посиживала дома и как лишь слышала скрип двери в его комнату, сходу выползала в коридор, чтоб поглядеть, как на этот раз он портит собственный ужин и как она может ему посодействовать.

Картошку, к примеру, нужно резать кубиками, а не соломкой. Сгущенное молоко ложкой есть не положено, а только размешивать в чае. Оливье с мясом готовят, а не с колбасой. И даже кипяточек у Станислава не совершенно православный — нужно кипятить прохладную воду, а не горячую, тогда это будет кипяточек, а так — «тяжелая» вода с изотопами… Ежели квартирант намеревался куда-то уйти, то она выходила, чтоб его «проводить» и уточнить цель его похода.

При этом строго напутствовала: «В девять вечера я закрою дверь на засов». Угроза была настоящей — на двери вправду имелся металлической засов длиной в полуметра, и несколько раз опоздавшему Кармазину пришлось по полчаса барабанить в дверь, так как бабулька ко всем иным недочетам была еще и глуховата.

Он стойко вытерпел эти «прелести» из-за того, что сумма за постой по столичным меркам была просто мизерной. За огромную сумму комнату он дозволить для себя не мог, поэтому что нормальную работу отыскать не выходило. И это была 2-ая причина, по которой не сложилась его жизнь в Москве. Прописанная в его дипломе «командно-тактическая» специальность не говорила кадровикам ровненьким счетом ничего.

Да, в армии он мог командовать взводом, ротой и даже батальоном, но на гражданке это не прокатывало. Тут командиров хватало и без него. Одним словом, он повсевременно и во всем чувствовал себя бывшим. Бывшим капитаном, бывшим спецназовцем, бывшим командиром разведывательно-диверсионной группы. Бывшим, бывшим, бывшим… Присутствовала в подсознании и обида на то, что чиновники так варварски обошлись с заслуженными специалистами.

Но больше было безысходности от невозможности отыскать свое место. Так и возвратился он в Новорубинск, где опосля погибели мамы пустовала маленькая квартира. Сначала Кармазин был так обескуражен резкой переменой в жизни, что не желал ничего. Отсыпался, повсевременно пил и бездумно пялился в экран телека. По всем каналам передавали удовлетворенность электората: криминал, политику и светскую блевотину.

Но выбора не было… Через некое время ему надоело посиживать в квартире, задыхаясь своим перегаром. Да и скопленные валютные средства изрядно уменьшились. Он решил отыскать работу в родном городке. Обзвонив бывших коллег по службе, Кармазин в один момент сообразил простую и неприятную вещь: с его неповторимой специальностью устроиться в нашей стране не так просто. Реально подфартило только одному старшему лейтенанту, который подвязался инструктором рукопашного боя в высшее военное училище.

Остальные перебивались где и чем могли. Кто-то охранял супермаркеты, кто-то таксовал на собственных стареньких авто… Не желая навсегда расставаться с профессией, Станислав — загнанный неуввязками, понурый, с перхотью на воротнике — отправился на поиски пригодного работодателя. Но Новорубинск был очень мал, и ни на одном предприятии ему не смогли предложить ничего путного. На финале месяца поисков Кармазину подфартило — судьба опять предложила испытать силы в столице.

В Вебе он наткнулся на объявление одной из столичных кинокомпаний, планировавшей снимать кинофильм на военную тему и искавшую соответственных экспертов. Прошлый капитан отправился в Москву, отыскал кабинет кинокомпании, представился… Потом минут 40 беседовал с одним из ассистентов режиссера. Его утвердили в качестве консультанта и каскадера, опосля чего же он три месяца воспринимал роль в съемках. Позже съемки закончились. Ему выплатили хороший гонорар и помахали ручкой: «Понадобитесь — позвоним».

Пришлось снова ворачиваться в Новорубинск. Армейскую пенсию Станислав заработать не успел — не хватило выслуги, а жизнь в любом большом городке имела одну поганую особенность: средства там кончались очень быстро. Заработанный в «высоком искусстве» гонорар он прожрал за три месяца, а позже пришлось затянуть ремень.

И только тот, кто успел не раз побывать в когтях погибели, способен в самой критической ситуации огласить самому себе: да, компаньон, это конец. Кармазин даже в то ужасное мгновение, когда пришлось кинуть орудие, не считал положение обреченным и еще лелеял надежду на счастливый финал, ибо случались в его биографии идентичные переделки. И каждый раз выпутывался, отыскивая единственно верное решение, изобретая единственно вероятный метод. Но на этот раз фортуна, похоже, отвернулась.

На поляне все складывалось по другому — из зарослей появлялись все новейшие и новейшие боевики, вооруженные до зубов, озлобленные потерями, с волчьими, заполненными ненавистью взорами. Тогда он и буркнул: — Все, Стасик. Отвоевался… Раненого Димку добили сходу. Прищурив колющиеся глазки, предводитель банды подозрительно осмотрел кровавое колено Кармазина. Правда, позднее, когда оставшихся в живых российских избивали, он принял решение отсрочить его погибель — невзирая на касательное ранение, тот прочно стоял на ногах… И вот, избитых, кровавых, связанных, утерявших веру в спасение, их куда-то ведут.

Вообщем, где бы они ни оказались, перспективы остаться в живых не было: не перерезали глотку в ущелье, означает, решили приберечь для показательной экзекуции в бандитском стане. Нет, снова уперся. На данный момент курсантов бы гонял да пил бы вечерами пиво… А заместо этого ползаю по горам во главе детсадовского сброда!.. Кто ж знал, что за караваном идет целая банда? В один прекрасный момент — по бурной лейтенантской юности — он отважился на опыт и прожил целый год гражданским браком с одной привлекательной особенной по имени Анна.

За короткую семейную идиллию этот «ангел во плоти» поменялся до неузнаваемости. В один прекрасный момент Станислав услышал мудрое изречение: «Мужское пристрастие к алкоголю порождается перевоплощением возлюбленной дамы в стерву». Приблизительно так оно и случилось: сначала конфетно-букетный романтизм при свечках, потом тупое привыкание и минимум контраста, и очевидный финал с необъяснимыми обидами, упреками и скандалами.

Короче говоря, из годовалого опыта супружеской жизни Кармазин извлек почти все. А конкретно то, что мужчина может быть обвинен дамой в чем угодно. Ежели ты не даришь каждый день цветов, то тебя обвинят в невнимательности.

Ежели даришь, означает, пытаешься загладить какую-то вину. И не сомневайся — дама одномоментно выдумает, какую конкретно. Ежели ты молод, то последует обвинение в несостоятельности. А ежели удачно состоишься, то для тебя приклеят ярлычек «немолодого». Ежели недостаточно зарабатываешь, то ты — неудачник. Ежели богат, то для чего «посадил супругу в золотую клетку?!

Ежели изменила жена, то сам понимаешь, виноват в этом тоже ты, поэтому что привел в ярость, не удовлетворил, не удержал, не ублажил, недостаточно профинансировал… Необходимое выделить. Ежели ты бросил даму, то ты — бесчувственный негодяй. Ежели уходит она, то лишь поэтому, что ты — идиот, с которым просто нереально жить под одной крышей. Ежели жена работает, то готовься слушать упрек в том, что твоих доходов не хватает на воплощение ее желаний.

Ежели посиживает у тебя на шейке и ничего не делает, не считая приготовления полуфабрикатов в микроволновке и пуска автоматической стиральной машинки, то ты, само собой, виноват в том, что не отдал ей в данной для нас жизни реализоваться. Ежели для тебя требуется секса больше, чем супруге, то ты ее «Совершенно замучил! Ежели меньше — то «не удовлетворяешь и вообщем импотент». Ну и еще навскидку десяток различных обстоятельств уничтожить себя о стенку.

Ты будешь постоянно виноват в том, что общаешься с друзьями либо отдыхаешь опосля томного трудового дня на диванчике, а на благоверную у тебя не хватает времени. В том, что любишь рыбалку либо ремонтируешь в гараже машинку. В том, что у супруги нехорошее настроение, что не оправдал ожиданий либо не соответствуешь ее иллюзиям и представлениям о реальном мужчине… Вообщем, этот перечень не имеет ни начала, ни конца. Кармазин тяжело вздохнул. Толик частично прав.

И тем не наименее он должен был предугадать, предугадать все нелепости, приведшие к провалу задания, к смерти группы. Сколько сотен км намотал по горной Чечне! Сколько сожрал сухпаев! Скольких товарищей тут похоронил!.. Моргенштерн и Дилара Заместо букета новых цветов Моргенштерн преподнес собственной любимой букет из леденцов чупа-чупс, а в загс жених поехал со свидетельницей Ксенией Собчак на старенькой Daewoo Nexia, нарочито увенчанной бантами.

Вообщем, некие традиции были соблюдены — жена надела белоснежное платьице, как молвят, от Игоря Гуляева. Зарегистрироваться Войти. Мир вокруг нас безумно увлекателен. Этот уникальный мир безумен, но великолепен. Тортик с коноплей и Ксения Собчак посреди гостей: подробности женитьбы Моргенштерна и Дилары 31 августа Сейчас узнаваемый рэпер связал себя узами брака.

Опубликовал: Инга Прознич. Мой мир. Комменты 0 Сортировка: Рейтинг Дата. Пока комментариев к статье нет, но вы сможете стать первым. Написать комментарий:. Подписчиков: Подписаться. Популярные записи Статусный мужчина — он для вас? Единственного наследника Лены Яковлевой не выяснить, когда с его лица убрали все татуировки. Для чего в стиральной машине 3 отсека? Почему-либо не все это знают. Родила в 50 лет: как складывается жизнь данной семьи спустя 6 лет. Режиссер Богомолов признался, что не до конца доверяет Ксении Собчак Страница добра и сплошного жизненного позитива!

Световое оформление приусадебного участка: атмосферно, удобно, безопасно. Дамский каприз 24 сен Катастрофа Ксении Собчак Живи верно 20 сен Все о звездах шоубизнеса 28 июн Названа стоимость билетов на женитьбу Моргенштерна Увлекательный мир 01 сен

Чупс с коноплей гидра зеркало shop magnit market xyz

Леденцы с коноплей

Это что делать в браузере тор гидра

Не пропустите акцию с 4 по 20 апреля!

Лучшие магазины по продаже конопли MarVi 2 октября Admin 24 октября Общая сумма: 0 lei Перейти в корзину. Внешне леденцы выглядят как обыкновенные чупа-чупсы и леденцы. Доза конопли в косяке - это, как мне кажется, совсем другой вопрос. Еда, питание
Чупс с коноплей 6
Tor browser video download 555
Чупс с коноплей Uninstalling tor browser
Tor browser отключить javascript гирда Tor browser скачать бесплатно mac os
Чупс с коноплей Почитайте, сколько людей сидит за реализацию или хранение кондитерского мака, содержащего ничтожную долю сорной примеси соломы и листьев Чупа чупс с марихуаной Чупа чупс с марихуаной Мы профессиональная команда, которая на рынке работает уже более 5 лет и специализируемся исключительно на лучших продуктах. А еще настойку покупала, как потом оказалось, с коноплей. Показать полностью 3. Ну вот и свершилось! С начала года в Соединённых Штатах зафиксировано несколько случаев отравления детей леденцами с добавлением марихуаны. Купить покурить сигарету .
Чупс с коноплей Скачать фотографии конопли

Мне даже поля конопли в россии теперь

Следующая статья darknet desire hydra2web

Другие материалы по теме

  • Южный парк легальная марихуана
  • Hydra кому приходило
  • Тор браузер скачать бесплатно на русском для mac
  • What does tor browser do hyrda вход
  • Функции браузера тор gydra
  • 3 комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *